...

May. 29th, 2009 07:02 pm
tengiry: (Default)
-Пилат! Пилат, ну послушай!.. Понимаешь, я не мог, просто не мог ее не увидеть!..
-Замолчи! Молчи!!! Ты нарушил наш договор! Ты чуть все не испортил! Исчезнуть, слышишь?! Исчезнуть!! Всего-то. Я больше не могу так рисковать. Эта тайна стоит теперь больше, чем твоя жизнь. Гораздо больше. Чем чья-либо еще. И кое-кто уже заплатил за нее эту цену.
-Пилат! Но Пилат!..
-Прости. Я и так сделал для тебя все, что мог. Больше, чем мог. Ты сам сделал свой выбор.

Тело зависло в темно-зеленой толще воды, раскинув в стороны забинтованные руки, как тогда, на кресте, уставив слепой взгляд в далекое небо, мерцавшее солнечным светом. От ног змеей вилась вниз веревка, скрываясь в туманном мраке на дне. У неглубокой узкой раны на левом боку человека собирались жаждавшие плоти и крови стайки.

"Пусть. Так даже лучше. Да, так даже лучше. Еще одно чудо. Они знают, что тела там нет. Он воскрес, да, на третий день он воскрес. Чтобы вернуться к Отцу.
Спокойно, Пилат. Спокойно. Он сам сделал выбор. Он сам."

БГ

Apr. 23rd, 2009 12:17 am
tengiry: (Default)
Бравый Гусар дремал, роскошные усы его подрагивали во сне. Ему грезилось славное лето 47-го и прекрасная супруга полковника Л.
Далеко-далеко, разметавшись на пуховой перине, спала и прекрасная Л. Ей тоже снилось лето 47-го, и снился ей Бравый Гусар, и все те чудесные вещи, которыми они занимались, и все те удивительные места, в которых они успели побывать. До этого лета она даже и не подозревала, что в ее собственном доме может найтись столько удивительных мест...
Похрапывая, спал рядом с ней муж-полковник. Ему снился вовсе даже военный парад, который он принимал на своей серой в яблоках лошади Жозефине. Гремел марш, чеканили шаг солдаты, и горделивое ликование переполняло его по самую лысину.
Похрапывая, спала в деннике Жозефина. Ей, как ни странно, во сне виделось все то же чудное лето и все тот же Бравый Гусар, который чудным тем летом был явно в ударе...
tengiry: (Default)
Бравый Гусар родился случайно, от великой тоски. Тоска вообще особа весьма продуктивная... Это был цикл коротеньких историй, коротеньких настолько, чтобы их можно было вместить в несколько СМС. Набралось на небольшой такой СМС-роман. Роман-привет, роман-прощание.
Я успел привязаться к этому безалаберному созданию и мне не хотелось бы, чтобы Бравый Гусар канул в Лету так же, как одна долгая история из моего прошлого, благодаря которой он явился на свет. Поэтому, уж простите мне эту небольшую слабость, время от времени он будет появляться на страницах моего журнала во всей своей нелепой красе, кого-то будет смешить, кого-то, быть может, раздражать, но надеюсь, вы все же полюбите его, или хотя бы потерпите.

Бравый Гусар невысок, не сказать что красив (сам он так, однако же, не считает), предмет особой его гордости - пышные роскошные усы, левый рыжий, а правый вовсе даже русый. По утрам он их заботливо подкручивает перед зеркалом, и, неизменно весьма довольный собой, отправляется покорять высшее общество, что, как ни странно, всегда ему удается. В усах у него живет Мыш (о чем знаю очень немногие), существо преданное и чрезвычайно хозяйственное, он там следит за порядком. Что, кстати, совсем не лишне, ибо когда (очень, впрочем, нечасто) гусаровы усы вдруг подвергаются расчесыванию, в них обнаруживаются самые разнообразные и неожиданные вещи - от крошек и яблочных огрызков (про запас) до пары одинаковых трефовых тузов и чьих-то совершенно непонятно как там оказавшихся золотых часов.

Составить более полное представление о герое у вас будет возможность чуть позже, если конечно, как говорят поездатые продавцы разных нужных ненужных товаров, появится такое желание...
tengiry: (Default)
Лес привычно шумел и пел птичьими трелями. Косматый сидел на заросшем рыжым мхом бревне, подставив спину горячему солнцу, и, прищурив глаз, лениво наблюдал за муравьями. Сидел давно, муравьиная тропка пролегла как раз через его правую ступню. Насекомые один за другим отважно форсировали этот лесистый холм, ловко пробираясь сквозь густую жесткую шерсть.
читать )
tengiry: (Default)
Хрюк наконец перегрыз нитку и, стараясь не шелестеть мишурой и не ронять елочные игрушки, осторожно полез вниз. Так как он был плюшевый свин, по природе своей к высотной жизни не приспособленный, он не очень хорошо лазал по деревьям и спустился поэтому очень быстро, запутавшись по дороге в серебристом «дожде» и здорово хрюкнувшись об пол. Приполившись, Хрюк замер. Все было тихо, только елка над его головой прощально махала задетыми при падении лапками (ведь если у елей - лапы, соответственно, у елок должны быть лапки). С одной из качавшихся веток соскользнул большой сверкающий шар, красивый, как падающая звезда, успел подумать Хрюк, и еще он успел подумать, что можно загадать желание и тогда наверняка оно сбу... Шар-звезда разлетелся со звучным хрустящим звоном на множество маленьких звездочек, засиявших разноцветными огоньками в полумраке пропахшей шампанским, хвоей, конфетти и мандаринами комнаты. Огоньки весело заподмигивали в такт беспокойным светлячкам гирлянды. Хрюк внутренне сжался. Вот сейчас проснется кто-нибудь, заметит его да и повесит обратно на елку... Перегрызть нитку еще раз плюшевыми своими зубами было для Хрюка выше его скромных поросячих сил.
Но нет, люди спали, отдыхая от веселья новогодней ночи. Он подождал немного, поднялся тихонечко, улыбнулся своему не в меру носатому отражению в большом, в три хрюкиных пятака, осколке Звезды и радостно затрюхал на кухню промышлять колбасу.
tengiry: (Default)
Рыжий спешил. Пригладившись наспех, он вылетел из дверей своей такой уютной и просторной квартиры на яркое сияние замершего в вышине светила. Он застыл на миг, давая глазам привыкнуть, огляделся и отправился в путь. Торопливо перебирая ногами, миновал дом Семеныча, прозванного так за смешную его походку, отметил про себя, что все банки уже закрыты (и когда только успели?), а вот у хлебного народ еще толпится, надо будет заскочить на обратном пути... Миновал мойку и нырнул в приятный полумрак подземного перехода. Переход был длинный, пахнущий сыростью, сверху негромко шумело, гудело, стучало. Выбравшись на поверхность, Рыжий знакомой дорогой промчался мимо телефонного узла, шарахнулся невольно от огромного черного кота и проскользнул в открытую дверь мастерской. В мастерской привычно пахло краской. Все уже собрались в углу за мольбертом, там, где на стене немного отстали старые обои.
- Ну, где тебя носит? - строго и недовольно прохрипел Старший.
- Я... Это... Вот... - промямлил Рыжий, нервно теребя себя за ус. Старший неодобрительно хмыкнул, немного подвинулся и Рыжий поспешил занять свое место.
- Ну что ж, все собрались. Итак, как вы уже знаете... - Старший гундосил что-то про какие-то новые напасти, хитроумные изобретения, про заразные болезни, про последние сводки и тревожные новости, а Рыжий тут же забыл про него, он просто блаженно прислушивался к своей сытости, вспоминая, как здорово перекусил недавно в этой новой, как специально поставленной совсем рядом с домом чудной столовой, и думал, как все-таки непросто быть обычным, ничем не примечательным тараканом. Вскоре его начало клонить в сон...

(с)
tengiry: (Default)
Ооо, как давно я собирался сесть и написать это.
Вот, наконец-то собрался.
Итак, альтернативный взгляд на происхождение и природу человека.
Просьба не принимать всерьез, это не больше чем игра, разминка в попытке объяснить вещи, которые творятся в нашем мире и которых я ну не понимаю! :)
Кто-то, быть может, поймет меня, кто-то, быть может, нет, пишу больше для себя :)

читать )
tengiry: (Default)
Он шумно ввалился внутрь сквозь оконный проем, грохоча и дыша перегаром.
В маленькой чисто прибранной кухне сразу стало тесно, запахло мужским потом, нестиранными тельняшками и чем-то еще, противным и кислым.
читать дальше )
Он огляделся, неуклюже развернувшись всем телом, сметя крыльями на пол солонку, стакан и стойку с ножами, и полез в холодильник.
Засопел, достал моментально запотевшую початую бутылку, пучок зеленого лука и головку чеснока. Взболтнул, отправил обжигающе-ледяную водку в горло и принялся закусывать ее луком, одновременно отрывая приличный кусок от запечатанного в целлофан батона.
Бросил в рот хлеб, принялся жевать, чавкая и вздыхая. Сплёвывая кусочки целлофана, с чесноком в руке, беспечно шлепая босыми пыльными ступнями по теплому линолеуму, зашагал вдоль коридора.
Вошел в комнату, откусил вместе с кожурой полчесночины и запустил левую руку в шкаф, принявшись самозабвенно там рыться. Не найдя ничего интересного, неторопливо прошествовал дальше. Скользнул рассеянным взглядом по пустому столу, залитому солнечным светом серванту, часам с кукушкой, ковру на стене и... замер.
На кушетке напротив окна спала девушка. Длинные светлые волосы разметались во сне, лицо ее было прекрасно, но беспокойно. Вся она словно лучилась свежестью и красотой.
Девушка вскрикнула, не просыпаясь, беспокойно зашевелилась.
Он, проглотив свой чеснок, безуспешно стараясь не топать, подошел, наклонился, провел грубой корявой рукой над ее головой.
Лицо девушки расслабилось, пропала крохотная морщинка между бровей, она улыбнулась и блаженно вытянулась под одеялом.
Он вздохнул, и, все также стараясь не шуметь, вышел из комнаты.

На кухне он бросил остатки чесночины в ведро, вытер потные ладони о белоснежные перья, взялся за подоконник и одним рывком выпорхнул в утро, навстречу буднему своему рядовому ангельскому дню...
Page generated Jul. 28th, 2017 12:39 am
Powered by Dreamwidth Studios